КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ АВТОРА КНИГИ
Читать

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ АВТОРА КНИГИ

Автор этой книги – имам, хафиз, Такыюддин Абу Мухаммад ′Абд уль-Ганий ибн ′Абд уль-Уахид ибн ′Али ибн Сурур ибн Рафи′ ибн Хусейн ибн Джа′фар аль-Макдиси аль-Джамма′или ад-Димашкы ас-Салихи, да помилует его Аллах.

Он родился в Джамма′иле (Наблюс)[1] в 544 г. х.

Сказал имам аз-Захаби, да помилует его Аллах: «Он много учился (у ученых) в Дамаске, Александрии, Иерусалиме, Египте, Багдаде, Харране, Мосуле, Асбахане и Хамазане, а также написал множество книг». См. «Сияр а′лям ан-нубаля», 21/444.

Среди его учителей Абу-ль Фатх ибн уль-Баттыйй, ′Али ибн Рабах аль-Фарра, ′Абд уль-Кадир аль-Джийли, Абу Бакр ибн ан-Накур, хафиз Абу Тахир ас-Силяфи, хафиз Абу Муса аль-Мадини и многие другие.

[1] Современная Палестина.


Среди его учеников его двоюродный брат, шейх Муваффакуддин ибн Кудама, а также его сыновья хафиз ′Иззуддин Мухаммад, хафиз Абу Муса ′Абдуллах, факых Абу Сулейман, а также хафиз ад-Дыя аль-Макдиси.

Шейх ′Абд уль-Ганий аль-Макдиси – один из имамов и выдающихся ученых, хранителей Сунны.

Сказал ад-Дыя аль-Макдиси, да помилует его Аллах: «Наш шейх, хафиз (′Абд уль-Ганий) практически всегда, когда его спрашивали о каком-нибудь хадисе, упоминал его и разъяснял, говорил о его достоверности или слабости. И всякий раз, когда его спрашивали о каком-нибудь передатчике, он говорил: “Это – такой-то, сын такого-то, из такой-то местности”, упоминая всю его родословную. Он был правителем верующих в вопросах хадисов». См. «Сияр а′лям ан-нубаля», 21/448.

Сказал хафиз Абу Муса аль-Мадини, да помилует его Аллах, рассказывая об одной из книг хафиза ′Абд уль-Ганий: «Редко к нам приходил человек, который понимал бы эту науку так, как её понимал шейх, имам, Дыяуддин Абу Мухаммад ′Абд уль-Ганий ибн ′Абд уль-Уахид аль-Макдиси, да окажет ему Аллах еще больше содействия. И если бы ад-Даракутни и ему подобные были бы еще живы, то они назвали бы его дело правильным. И в наше время мало таких, кто обладал бы тем пониманием, которым обладал он». См. «Зейль табакат аль-ханабиля», 4/8.


Сказал аль-Муваффак ибн Кудама, да помилует его Аллах: «Он вобрал в себе знания и дела. Он был моим другом с самого детства и во время приобретения знаний. Всякий раз, как мы соревновались друг с другом в каком-нибудь благе, он непременно опережал меня, за исключением редких случаев. Аллах сделал его достоинство полным, когда испытал его тем, что сторонники новшеств стали причинять ему зло и враждовать с ним. Ему было даровано знание и великое множество книг. Но, к сожалению, он не прожил долго и не смог должным образом распространить и передать то, что знал». См. «Зейль табакат аль-ханабиля», 4/11.

Если читатель ознакомится с биографией этого имама, он обнаружит, что его жизнь была заполнена усердием и активностью. Он потратил множество времени на приобретение знаний и поездки к ученым.

Его жизнь также была полна поклонением и поиском близости к Аллаху. Он был известен среди людей своим прекрасным поклонением, плачем, смирением, устремлением к Аллаху, обереганием желательных поклонений и поста. Ученые упоминают в его биографии множество удивительных историй на эту тему.

Он провёл свою жизнь на пути наставления мусульман, призыва к религии Аллаха, оказания помощи убеждениям и помощи Сунне. Он повелевал одобряемое и запрещал порицаемое, не боясь на этом пути упреков со стороны упрекающих.

В его биографии много прекрасных примеров всего, о чём было сказано.


Говорит его сын, хафиз Абу Муса, описывая последние мгновения жизни своего отца: «Мой отец сильно заболел в месяце раби′ аль-аууаль, из-за чего лишился возможности говорить и стоять. Он мучился от этого недуга на протяжении шестнадцати дней, а я часто спрашивал его: “Чего ты желаешь?!”.

Он отвечал: “Я желаю Рая. Я желаю милости Аллаха!”, и больше ничего не добавлял к этому. Однажды я принес ему теплую воду, а он совершил омовение перед утренней молитвой и сказал: “О ′Абдуллах! Вставай и соверши молитву с нами, но не затягивай её”. Мы совершили коллективную молитву, причём он молился сидя. Затем я сел возле его головы, а он сказал: «Читай суру “Йа Син”». Я прочитал эту суру, после чего он начал обращаться к Аллаху с мольбами, а я говорил: “Амин!”.

 Затем я спросил: “Мы приготовили для тебя лекарство. Выпьешь его?!”.

Он ответил: “О сынок! Не осталось ничего, кроме смерти!”.

Я спросил: “Ты чего-нибудь желаешь?!”.

Он ответил: “Я желаю увидеть лик Всевышнего Аллаха”.

 Я спросил: “Ты мной доволен?!”.

Он ответил: “Конечно, клянусь Аллахом! Я доволен тобой и твоими братьями”.

Я спросил: “Что ты завещаешь нам?”.

Он ответил: “Я никому ничего не должен и никто ничего не должен мне”.

Я сказал: “Но всё же оставь завет”.


Он ответил: “Я завещаю тебе остерегаться наказания Аллаха и постоянно быть покорным Ему!”.

 Через некоторое время навестить его пришла группа людей. Они поприветствовали его, а он ответил на их приветствие. Они начали говорить друг с другом, а он сказал: «Зачем это?! Лучше поминайте Аллаха! Говорите: “Ля иляха илля Ллах!”». Когда они ушли, он стал поминать Аллаха, шевеля губами и делая знаки глазами. Я встал, чтобы передать человеку книгу, лежавшую в мечети, а когда я вернулся, его дух уже покинул его. Да помилует его Аллах! Это случилось в понедельник, 23 числа месяца раби′ аль-аууаль 600 г. х.». См. «Сияр а′лям ан-нубаля», 21/467; Зейль табакат аль-ханабиля», 4/28.