ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АСПЕКТ – страстная любовь сердца к знаниям и получение ими власти над сердцем

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АСПЕКТ – СТРАСТНАЯ ЛЮБОВЬ СЕРДЦА К ЗНАНИЯМ И ПОЛУЧЕНИЕ ИМИ ВЛАСТИ НАД СЕРДЦЕМ

Читать

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АСПЕКТ – СТРАСТНАЯ ЛЮБОВЬ СЕРДЦА К ЗНАНИЯМ И ПОЛУЧЕНИЕ ИМИ ВЛАСТИ НАД СЕРДЦЕМ

Если человек ищет знания правдиво, то он обязательно полюбит их и свяжет с ними своё сердце. Раб Аллаха не сможет обрести степень знания, пока знание не станет его самым великим наслаждением.

Сказал Ибн уль-Каййим, да помилует его Всевышний Аллах, в «Мифтах дар ас-са′ада»:

«Если человек не сделает так, чтобы сладость постижения знаний и желание их обрести взяли верх над его физическими наслаждениями и желаниями его души, он никогда не обретет степень знания».

Наслаждение знанием можно обрести посредством трех вещей, которые упомянул Абу ′Абдуллах Ибн уль-Каййим в той книге, на которую мы указали выше.

Во-первых, приложение всех сил и возможностей (для приобретения знаний).

Во-вторых, правдивый поиск знаний.

В-третьих, правильное намерение и искренность.

И эти три вещи станут полноценными лишь тогда, когда человек избавится от всего, что отвлекает его сердце.


Если человек узнает о том наслаждении, которое испытывали предшествующие ученые общины, то он увидит нечто удивительное. Один из них говорит:

«Нет у меня наслаждений, кроме передачи сборников хадисов,

Записанных красноречивыми словами,

А также собраний, в которых присутствует спокойствие,

И повторений знания в обществе хафизов».

Поистине, наслаждение, даруемые знаниями, выше наслаждений, даруемых властью и правлением, хотя к последним стремятся большинство душ и ради последних расходуются многочисленные богатства и обильно проливается кровь.

Однажды Абу Джа′фар ан-Насафи провел ночь обеспокоенным из-за тяжелых дум, скверного положения и большого количества членов семьи. Тут ему в голову пришел некий вопрос о его мазхабе, а он был ханафитом, и этот вопрос поразил его, и он стал пританцовывать в своём доме и говорить: «Где же цари и их сыновья?! Где же цари и их сыновья?!».

«Когда мои мысли натыкаются в море размышлений

На жемчужину из числа сложных вопросов,

Я начинаю презирать земных царей за то, что они собирают,

Ведь я обретаю желаемое посредством книг, а не воинов».

Именно поэтому земные цари стремились к наслаждению, доставляемому знаниями. Они чувствует их потерю и стараются их обрести.


Абу Джа′фар аль-Мансур – известный халиф из династии аббасидов, власть которого распространялась на восток и запад. Однажды у него спросили: «Осталось ли среди земных наслаждений такое, которые ты еще не заполучил?!». Он ответил, сидя на своём троне: «Осталось нечто: я хотел бы сесть на учительскую скамью, чтобы вокруг меня собрались последователи хадисов (то есть искатели знаний), а мустамли[*] сказал бы: “Кого ты вспомнил, да помилует тебя Аллах?!”».

То есть, когда он начнёт говорить: «Нам рассказал такой-то, нам рассказал такой-то…», и приведет хадис вместе с цепочкой передатчиков.

Взгляни, как сильно нуждался этот халиф в наслаждении, доставляемом знаниями, как он хотел обрести это наслаждение и какой голод он испытывал.

Когда сердце наполнится сладостью знания, из него выпадут все привычные наслаждения и душа забудет о них. Ан-Надр ибн Шумейль говорит: «Человек не ощутит сладость знаний, пока не проголодается и не забудет о своём голоде».

Более того из-за наслаждений, доставляемых знанием, даже боль превращается в наслаждения.

Мухаммад ибн Харун ад-Димашкы говорит:

«Чернильница, находящаяся со мною днём,

Любимей мне, чем общение с товарищем.

И стопка бумаги в моём доме

Любимей мне, чем мешок муки.

[*] Мустамли – это тот, кто доводил голос шейха до всех присутствующих, таким образом как бы выполняя роль современных микрофонов.


И если даже ученый ударит меня по щеке,

Это доставит мне больше удовольствий, чем глоток напитка».

Не удивляйся! Эти чувства лишь по той причине, что их постигла страстная любовь к знаниям. Ибн уль-Каййим говорит в «Раудат уль-мухиббин»:

«Что касается страстно полюбивших знания, то они испытывают гораздо более великую страсть, чем кто бы то ни был к кому бы то ни было. Многих из них не может отвлечь от знаний даже самый прекрасный человеческий образ».

Где же эта страстная любовь, о искатели знаний, у тех, кто отдаёт предпочтение своей доле брачного союза над своей долей из уроков?! Где же она у тех, кому любимей проводить ночи в беседах под луной, чем находиться с учеными?! Их решимость крепнет в путешествиях по пустыням, но не крепнет во время хождения по знаниям. Они активно занимаются охотой на птиц, но засыпают из-за лени во время ловли добра. Как же их много! Где же их доля в возвеличивании знаний, если их сердца в плену любви к чему-то иному?!